Возвращенные имена

30 октября – День Памяти жертв политических репрессий. В этот памятный день в России вспоминают всех, кто был подвергнут политическим репрессиям за свои убеждения по национальным, социальным и другим признакам.
В Лазовском районе проживает 15 реабилитированных граждан, в основном это дети, оставшиеся без попечения родителей, которые были репрессированы. Многие из них были подвергнуты репрессиям по национальному признаку. В нашем районе пять граждан корейской национальности мирно сосуществуют с коренным населением. Это дети, которые проживали с родителями на спецпоселении в Средней Азии.
Немного истории:
В начале сентября 1937 года началась депортация, результатом которой стало переселение 171 тысячи корейцев по разным частям СССР. Но большая часть была депортирована в Среднюю Азию.

3 2
Как и все ранние депортации, организовано «мероприятие» было очень плохо. Помимо собственно разрушения привычного быта, на новых местах не было создано подходящих условий для минимально нормальной жизни. В итоге первые годы после депортации смертность среди корейцев превышала среднюю по Союзу вдвое. Это еще не худший показатель среди депортированных народов, но все же.
Парадокс, но выселение возмутило Японию. Дипломаты сказали, что депортация незаконна. Но не потому, что нарушает права человека (японцы их нарушали с не меньшим задором, чем большевики), а потому, что раз Корея теперь принадлежит Божественному Микадо, то и все корейцы, где бы они ни жили, теперь тоже являются его собственностью.
В ответ советское правительство вежливо ответило, что о своих корейцах оно позаботится самостоятельно, а японцы, как «великие мастера» сеять дружбу народов, пусть занимаются своими.
Однако в одном японцы были правы: депортация была незаконной и к тому же грубо нарушала советскую Конституцию. На новых местах корейцы жили где попало, в землянках и в совершенно скотских условиях. Местное население тоже не было готово к притоку такого количества мигрантов, что породило негативное отношение к корейцам. Те в долгу не остались и стали испытывать взаимность к местным. В общем, натворили власти дел.
Чтобы помочь переселенным обустроиться, из казны выделили колоссальную сумму, но даже ее не хватало, чтобы покрыть все нужды. Земли часто выделялись самые худшие, что на некоторое время превратило народ-земледелец в народ-рыболов, народ-собиратель. Правда, было и положительное следствие: на скудных землях корейцы выработали такие эффективные способы огородничества, что в деле овощеводства им и сейчас почти невозможно найти равных. С расселением корейцев во многом связано и распространение рисоводства.

4
В результате депортации столь значительной части населения края с карты Приморской области исчезли основанные и полностью заселенные корейцами населенные пункты Тизинхе, Верхне-Рязаново, Нижне-Рязаново (Рязановка), Худувай (Свободное,Фудувай), Богатая Фанза, Богославка (Богуславка), Ново-Брусье (Арякнуезя), Средне-Брусье, Пунктой. Население колхозов, укрупненных за счет присоединяемых в процессе коллективизации 1929 года корейских поселков, существенно сократилось. Посьетский корейский национальный район был ликвидирован и переименован в Посьетский район. Во Владивостоке была ликвидирована вслед за китайской «Миллионкой» 25-тысячная корейская слобода «Корейка». Опустевшие дома были распределены среди бесквартирных и переселенцев с европейской части страны. Из депортированных потерь в 36 442 домохозяйства за 1937-39 гг. было компенсировано лишь 3700 семьями переселенцев.
К счастью, власти не стали закреплять за корейцами статус навеки депортированного народа, которому запрещалось покидать места спецпоселений. По крайней мере, в пределах Средней Азии они могли перемещаться сколько угодно. Не было ограничений и в плане получения образования. Не создавали препятствий и в карьерном росте.

5
Однако, когда началась Великая Отечественная, корейцев было решено не призывать в армию, ибо неблагонадежны. Но в стороне от борьбы с врагом они не остались, пополняя ряды трудовой армии, которая возводила дороги и заводы.
Фактическая реабилитация корейцев произошла в 1953—1957 годах, когда были отменены все формальные ограничения в правах. После отмены административных ограничений значительная часть корейцев переселилась в Россию, в основном в центральные регионы. Сейчас в России проживает 150 000 корё-сарам (русско-говорящие корейцы), в Казахстане — 100 000 и в Узбекистане — 200 000. Эмиграция корейцев из Узбекистана продолжается и сейчас, но не в Корею, а в Россию. В 1993 году было принято Постановление Верховного Совета Российской Федерации «О реабилитации российских корейцев». Для депортированных корейцев и их потомков установлен льготный порядок восстановления (принятия) российского гражданства.
Сейчас корейцев и их потомков можно встретить в самых разных частях бывшего Союза. Значительная их часть ассимилировалась, но некоторые сохранили свою культуру и язык, мирно сосуществуя с коренными народами.
История одной такой корейской семьи, проживающей в нашем районе, очень заинтересовала меня и любезно согласился рассказать о ней Владимир Васильевич Ли, уже тридцать лет проживающий в селе Лазо. Родители Владимира Васильевича родились в Приморском крае.
Отец — Ли Василий Николаевич родился в селе Фусунг, поселок Моряк-Рыболов. Мама — Лим Любовь Ивановна на острове Путятино, селе Домашлино, Шкотовского района. В 1937 году их еще детьми с родителями массово отправили в Узбекистан. На сборы давалось 48 часов. Депортировали вагонами, загружая до предела по 5-6 семей, 25-30 человек. Ехали долго, два месяца в пути, трудно, с одного края света на другой.
В Ташкентской области обустраивались на голом месте, жили в землянках. Только трудом зарабатывали свое право на жизнь, а жить хотели несмотря ни на что.
Началась война в 1941 году — отец Владимира ушёл на трудовой фронт. Корейцы – трудолюбивый народ, они умели приспосабливаться к непростой жизни и не пропасть в незнакомой среде. Среди корейцев было много героев труда, их именами называли трудовые колхозы.
В 1948 году отец Василий Николаевич женился. Работали родители изначально в колхозе «Кият», что по-узбекски означает «Победа» на огромных рисовых полях вплоть до 1960 года. Отец был бухгалтером, очень начитанный, скромный, грамотный человек. Мама тоже сначала трудилась в колхозе, а потом портнихой в Доме быта. Затем семья переехала в город Бекабад, жили в землянке по улице с красивым названием Воскресенская, дом 8. Семья многодетная, четверо детей:
Светлана, Вячеслав, Владислав и Владимир. Среднюю школу все дети закончили в Ташкентской области в городе Бекабад. Мама с четырьмя классами образования, но всем своим детям дала высшее образование. Отличительная черта корейцев – трудолюбие, тяга к знаниям. Родители стремились подтолкнуть своих детей получать образование. Иметь детей с высшим образованием считается гордостью в семье. И получивший образование получал статус «благородного».
Корейцам запрещалось покидать места спецпоселений, но после смерти Сталина в 1959 году им дали возможность передвигаться.
Родители Владимира много рассказывали детям о Дальнем Востоке, о своей до переселенческой жизни. Здесь в Приморье жили немногочисленные родственники, родные тётя и дядя. В Азии началась гражданская война и резня проживающего там населения.
Владимир Васильевич приехал по вопросам обмена квартиры в Находку и решил заглянуть к тетке, которая проживала в Лазовском районе. Встретился с родственниками, пообщался. Всё ему понравилось, природа замечательная, погода чудесная. Заглянул к главе Лазовского района – В.Т. Настевичу, который пообещал землю под строительство жилья, работы не предлагал, хотя все братья и сестра имели высшее образование.
Так, в 1990 году Владимир Васильевич приехал в Лазовский район с семьей, а в 1995 году брат с семьей и матерью.
— С чего вы начинали в Лазовском районе?
— Начинали с крестьянско-фермерского хозяйства, нам выделили по пять гектаров земли. Трудились и неплохие урожаи собирали по тем временам. А в 1995 году прочитал я в газете «Ударник» объявление о наборе в международный институт экономики и права, прошёл собеседование, поступил, выучился и стал адвокатом и вот уже 20 лет занимаюсь адвокатской практикой. В этом году тридцать лет как я живу и тружусь на благо Лазовского района.
Меня всегда удивляли и поражали самые настоящие русские имена настоящих корейцев. Что это? Дань людям, с которыми живешь и на земле которых живешь? Или что-то другое? И спрашиваю я об этом Владимира Васильевича Ли.
— А почему в ваших семьях в основном исконно русские имена?
— Во время переселения корейцев местные администрации были заинтересованы в поселении их на российских территориях. Получали подъемные и даже переходили в православие и вместе с этим получали и русские имена.
— А почему у Вас с женой разные фамилии и я, знаю, что и у Вашего брата тоже?
— Для нас это не принципиально, а жена оставила свою фамилию в память об отце.
— Есть в ваших семьях корейские традиции, которые вы особенно чтите?
— Отмечаем праздник урожая и Новый год по лунному календарю. И три особо чтимых периода жизни человека – первый год рождения ребенка, свадьба и юбилей 60 лет. Гуляем на широкую ногу, собираемся всей роднёй. Конечно, политические праздники Кореи мы не справляем и дни рождения Ким Ир Сена тоже, — смеётся Владимир Васильевич.
А еще наши лазовские корейцы очень дружны между собой, доброжелательны и всегда улыбаются при встрече.
Татьяна ШУШАРИНА.

Оставьте первый комментарий


*